Публичный доклад руководителя

За отчетный период:

2011-2012 учебный год

ВЕСТНИК ПСТГУ. № 2(25). Серия IV. Москва. 2012

 

Протоиерей Димитрий Конюхов

Директор Православного центра образования Святителя Николая Чудотворца

Докторант общецерковной аспирантуры святых Кирилла и Мефодия

Москва, ул. Фруктовая, 8-1-255

0079647097978

revdimitri@inbox.ru

         Настоящее время для сферы образования является временем инноваций и реформ. Одна из наиболее чувствительных частей жизни человеческого общества подвергается преобразованиям, последствия которых трудно предсказать. Представляется необходимо важным до того, как по новой системе будет выращено новое поколение, хоть приблизительно оценить возможные последствия модернизации образования. Для этой цели в настоящей работе проводится историко-теоретический сравнительный анализ двух принципиально противоположных систем воспитания и образования – исихастской и постмодернистской.

Ключевые слова: христианство, православие, исихазм, образование, педагогика, воспитание, школа, антропология, постмодернизм

 Обретение смыслов

В православной традиции существует учение и практическое руководство для постижения себя и единения с Богом, которое называется исихазмом. Исихазм (от греч. hesychia – покой, - безмолвие) – это целокупное учение-действие, направленное на стяжание Святого Духа и обожение души и тела. Высочайшей целью исихазма является преображение и обожение человека по образу воскресшего Иисуса Христа, поэтому образовательный процесс в исихастских школах ставил основной целью научение правильной жизни в Церкви Христовой.

         Термин «постмодернизм» в настоящее время является общепринятым в научных кругах как характеристика нашего времени  во всех сферах челове­ческой деятельности, в частности, существует постмодернистская система воспитания и образования. Эта система получила широкое распространение в западных странах, в частности, это направления, называемые «антипедагогика», «педагогика левых», к постмодернистским относятся критико-рационалистическое направление (К. Поппер, В. Брецинка, Г.Здарцил, Ф. Кубэ, Р. Лохнер) и философская антропология. В российском образовательном пространстве постмодернистская педагогика также получила распространение: это уже упомянутая, философская антропология, антропонические школы и другие. Следует также отметить, что проводимые в настоящее время реформы также носят постмодернистский характер.         Антропологические представления в исихазме и постмодернизме могут быть отражены следующей таблицей.

Антропологические понятия

 

Исихазм

Постмодернизм

Представления о человеке

Человек - образ Божий

Человек умер

Представления о возникновении и призвании человека

Человек - творение Божие, соработник Богу

Человек прокладывает свой путь и курс

Цель жизни

Святость

Удовлетворение своих желаний, дегероизация

Понятия добра и зла

Добро - исполнение заповедей Божиих, зло - их нарушение

Добро и зло для каждого человека свои

Гносеология

Познание, как действие Духа Божия, обретение глубинного смысла

Отсутствие смысла, «письмо» как беспорядочное смешение знаков, являющееся средством самовыражения

Самосознание

Покаяние, самоограничение

Самоутверждение

Воля

Направление своей воли на согласие с божественной волей, преобразование себя в соответствии с Божиим замыслом

Подчинение мира своему «я»

Сердце, чувства

Стремление к Богу

Ничем не ограничиваемая чувственность

Совесть

Нравственный закон

Нет запретов

Религиозность

Православие

Мистицизм, оккультизм, восточные религии, инсайт

Духовное наставничество

Духовничество, пример

Психоанализ, шизоанализ

Предельные духовные состояния

Обожение

Исступление, экстаз, наркомания,

Отношение к другому

Любовь к ближнему, другодоминантность

Другой, как объект удовлетворения своих желаний

Отношение к труду

Труд как возможность послужить другому, Богу

Труд как средство самоутверждения

Способ сосуществования людей

Соборность

Эгоизм

Результат личностного развития

Личность преображается

Личность разрушается

Эсхатология

Вечная жизнь, спасение         

 

 

 

«Открытость к смерти»,  человеку нечего делать и нечего сказать, выживание в любых ситуациях

 

 

Исихастская практика имела огромное воспитательное значение, так как ученик видел перед собой живой пример человека, достигающего единения с Богом и путем молитвенного общения, вопрошания, диалога, углубления в Священные тексты достигал духовно-нравственного совершенства и сам становился способным к учительству. В странах, где православная религия являлась государственной, существовали исихастские школы со своей особой системой воспитания и приобретения знаний. В настоящее время эти школы малоизучены. Авторам известна лишь одна публикация, в которой рассматривается непосредственно вопрос исихастской школы[1]. Тем не менее, во всех православных учебных заведениях в той или иной мере можно проследить элементы исихазма, а ряд школ можно непосредственно отнести к исихастским.

Так в  XIV в. Феодосий Тырновский основал школу, основанную на принципах и правилах исихазма. Органичной частью исихастской школы была школа письменности и словесности – своего рода «духовная мастерская»[2]. Особое значение придавалось тщательному исследованию богодухновенных книг и псалмопению, так как слова Священного Писания содержат в себе великую очищающую и просвещающую благодатную силу. При переписывании необходимо было избежать ошибок и искажений.

Важнейший метод духовного делания, присущий исихастской традиции, - «собирание себя воедино», то есть непрестанное к себе внимание и хранение ума и сердца от помыслов суетных и чувств греховных[3]. Он тесно связан с непрестанной умной молитвой и памятью о Боге. Вниманию человека придается решающее значение, потому что именно в перераспределении внимания с Бога на чувственный мир заключался самый существенный момент грехопадения первых людей[4]. Поэтому исихасты настаивают на обратном процессе – перераспределении внимания от греховного, чувственного мира на мир Божественный. Ум и внимание человека должны пребывать в предметах Божественных.

Процесс списывания и перевода книг способствовал содержанию ума в богодухновенных словах, сосредоточению внимания. При этом учащиеся имели возможность глубже усвоить духовное наследие, поскольку работа производилась ими медленно и вдумчиво. Метод дословного перевода книг, написания кальки, применявшийся в Тырновской книжной школе, был также характерен для исихастской духовно-культурной традиции в целом. Применение этого метода связано с почитанием высоких духовных образцов и  явилось исихастским «художественным» приемом сосредоточения ума и внимания на сложных и непривычных речевых оборотах. Чтобы прочитать текст, выполненный в стиле «сплетения словес», необходимы духовный подвиг, труд, напряженная работа мыслительной силы души.

Заложенное Богом в человеке чувство прекрасного и изящного должно получить спасительное, безгрешное направление, а страстные силы души должны не умерщвляться, но преображаться, освящаться, «обогащаться благим»[5] и направляться на служение Богу – вот важнейшее положение исихазма. В силу этого исихасты всемерно стремились развить в человеке его творческие способности.

В отличие от вышеизложенного принципиальным положением постмодернизма является то, что «Логос насилует», то есть, насилует наличие смысла в тексте, заставляющее человека принять нечто, что ему ранее было несвойственно. Поэтому в постмодернизме человеческое бытие получает весьма противоречивое истолкование, исходя из базовых понятий дискурса (М. Фуко) и письма (Ж. Деррида). Дискурс есть информационная структура, лишенная системообразующего центра и направленности развития, нечто принципиально неоконченное, какое-то хаотическое образование, в котором доминирует неопределенность и которое человека ничему не обязывает. Понятие «письма» еще более усугубляет эти характеристики, представляя собой беспорядочное смешение знаков, ничего не обозначающих в объективной реальности и лишь «отсылающих» друг к другу в бесконечном процессе «различения». Человек замкнут в мире «письма», кроме него ничего не существует (Ж. Деррида), человек есть не более чем «функция дискурсивных практик» (М.Фуко). Вслед за «смертью Бога», провозглашенной Ф.Ницше, постмодернисты говорят о «смерти Человека», «смерти Автора». Хаос господствует не только в дискурсивных практиках, но и в самом человеке. Последний оказывается «машиной желания» (Ж.Делёз, Ф.Гваттари), в которой бурлит необузданная и бес­смысленная энергия. Выбросы этой энергии в принципе разрушительны, деструктивны. Духовным идеалом объявляется «революционный ши­зофреник», а любая норма воспринимается как выражение «похо­ти власти», тоталитарного насилия.

В последние десятилетия педагогика испытывает сильное влияние постмодернизма, который настаивает, что единственный путь перестройки образования - это разрушение существующего института школы, умаление функции учителя в отношении «учитель - ученик», эстетизация содержания и методов обучения при помощи «языковых игр». Мозаичность, отсутствие понимания должного направления в развитии личности характеризовали новые направления в развитии педагогики. Постмодернизм, утверждая релятивизм этических установок, сопряженный с представлениями об «исчезновении субъекта», не оставляет возможности для возникновения самой основы для воспитательного процесса, отрицает возможность выдвижения единых целей и ценностей образования и воспитания и разрушает «образовательное отношение», всегда ассиметричное, потому что учитель несет функцию обучающего, воспитывающего и наставляющего. Постмодернисты в педагогике акцентируют важность симметричного взаимоотношения между учителем и учеником, невозможность каких-либо норм в процессе обучения, ибо они ведут к нормативности и репрессивности, по их мнению, к власти одной стороны - учителя. Ради равенства сторон, симметричности отношений между учителем и учеником постмодернисты отказываются от «педагогического отношения», на котором строится воспитание и образование, в котором учитель передает свой опыт, воспитывая ученика в соответствии с определенными целями и идеалами образования.

         Разрушая педагогическое отношение, идеологи постмодернизма отказываются от идеалов рациональности и содержания в процессе образования. Они абсолютизируют роль визуального восприятия в процессе образования, уповают на аудиовизуальные и интерактивные средства, компьютерную технику в целом. В этих средствах постмодернисты видят путь создания новой культуры потребления и наслаждения, до предела минимизирующий какие-либо усилия со стороны потребителя. Поэтому содержание образование в постмодернизме - это не предмет, а процесс, отказ от универсальной теории содержания образования в пользу многовекторной дискурсности. Воспитание отчуждается от семьи и школы и воспитывающими становятся информационно-коммуникационные технологии и обыденный, «повседневный» (А. Шюц), непроблематизированный в научном плане контекст жизнедеятельности человека.

В противоположность этому содержание образования в исихастской педагогике - это познание Истины, обретение знания, передаваемого по цепочке сверху, готовность человека осознать, понять и вместить преподаваемое учение, когда знания, умения и навыки дополнены живым духовным опытом Богообщения.

Обучение человека знаниям происходит при помощи логического мышления, но обучение божественному ведению совершается при помощи ума через священное безмолвие (исихию).

Отличительные особенности исихастской и постмодернистской моделей образования могут быть записаны в виде таблицы:

Характеристики образовательной модели

Исихастская

Постмодернистская

 

Цель образования

Преображенный человек

Успешный человек, «машина по производству и удовлетворению желаний»

Воспитываемая направленность жизни

Устремленность к Богу

Ориентация на собственный успех, многодискурсная интерпретация

Воспитываемые правила жизни

Соответствие православным традициям

Вседозволенность

Содержание образования

Познание Истины, обретение знания, передаваемого по цепочке, когда знания, умения и навыки дополнены живым духовным опытом Богообщения

Процесс, отказ от универсальной теории содержания образования в пользу многовекторной дискурсности

Основания процесса обучения

Авторитет Бога, Священного Писания и Предания, святых

Собственный путь и курс в отсутствии Абсолюта, авторитетов, иерархической соподчиненности, производство собственных знаний

Религия в содержании образования                    

Православная религия

Оккультизм, экуменизм, восточные духовные практики

Педагогическое отношение к учителю и преподаваемым знаниям

Ассиметричное, учитель несет функцию обучающего, воспитывающего и наставляющего

Симметричные взаимоотношения между учителем и учеником, невозможность каких-либо норм в процессе обучения

Значение личности в процессе обучение

Уподобление личности духовного наставника

Замена личности учителя педагогическими технологиями

Отношение к слову

Грамотность на уровне понимания глубинных смыслов

Письмо, лишенное смысла

Взаимоотношения различных элементов знания

Целостность

Мозаичность

Отношение к культуре

Культурная грамотность

Отрицание смыслов и традиций

 

      

Проводимые реформы школ во многом соответствуют постмодернистской модели образования. Они подразумевают кардинальное преобразование школ: во-первых, превращение их в локальные и полуавтономные организации; во-вторых, отказ от существующего консенсуса о целях и содержании образования и воспитания; в-третьих, индивидуализирующие методы обучения, подразумевающие автономизацию субъекта, его отрыв от социума, наличие у него собственных критериев истины, понятий о добре и зле и, наконец, применение психотехнических методов для изменения сознания как школьников, так и учителей.  Последнее ярко выражено, например, в психотехнических играх и тестах для школьников[6].

Можно предположить, что постмодернистская направленность на «успешного человека», которая направляет образование и воспитание на выработку ребенком собственного "пути и курса", а в центр внимания ставит самоинтерпретацию и самосознание ученика, во многом обоснована.

Чтобы понять, какие "подводные камни" содержит современное формулирование цели образования, можно обратиться к исследованию последствий постмодернистского целеполагания, которое уже было проделано на Западе. Признание «понимания себя» наиболее фундаментальной структурой человеческого бытия меняет акценты в представлении о способе существования. Акцент с «подготовки к служению обществу», традиционно присущий российской педагогике даже в советское время, переносится на признание самоценности личности, формирование ее самосознания, создание условий для ее самоопределения и самореализации. Однако исследователи отмечают, что при таком целеполагании актуализируется группа проблем, сопряженных с возрастанием эгоизма и возможного антисоциального поведения. В обществе растут негативные девиантные и аномические тенденции. В итоге, личность часто оказывается неспособной и к индивидуальной самореализации.  Отсутствие значимого другого делает бессмысленной любую деятельность, так как человеку в силу его природы нужно одобрение и признание его деятельности со стороны других.

Теоретики современной культуры постмодерна отмечают такие явления, как «потеря субъектности» и «кризис идентификации» (М. Фуко и другие), что в плане воспитания может быть охарактеризовано следующим образом: направленность субъекта на самого себя, на самореализацию приводит к потере субъектности. Это явление носит объективный характер, так как человек обретает и узнает себя глазами другого. Если же другие не значимы для человека, то возникает вопрос, как ему понять, кто он? Иными словами, можно констатировать наличие парадоксальной ситуации: акцентация самоценности личности человека приводит к ее обесцениванию.

Ряд западных специалистов считает, что постмодернистская атака на традиционную педагогику небезопасна для судеб всей европейской цивилизации. Так Р. Рапп-Вагнер пишет: «Сегодня перед лицом постмодернистских атак на образ человека, на философию и педагогику, на школу и педагогическое обучение, перед лицом вытекающего из них разрушения существующего консенсуса об образовании и воспитании прежде всего необходимо способствовать справедливой оценке знаний, обусловленных европейской традицией и подтверждаемых в конструктивной практике»[7].

Конечно, исихастская школа не может быть предложена как образец при массовом реформировании школы, мы рассмотрели предельные возможности становления человека. Однако русская классическая школа по своему духу несла в себе ряд сущностных элементов исихастских школ (акцентуация значимости Другого, стремление к обретению глубинных смыслов и тому подобное). Поэтому проведенный анализ свидетельствует, что отказ от традиции в пользу постмодернистских нововведений необоснован и разрушителен.

   

 



[1]  Святогорский Томос// Петр (Пиголь), игумен. Преподобный Григорий Синит и его духовные преемники. М., 1999.

[2]  Соколов И. Житие Григория Синаита, составленное Конст. париархом Каллистом// Памятники древней письменности и искусства. Вып. 136. СПб., 1990. с. 70

[3]  Добротолюбие. Т. 5. М., 1889. с. 347

[4]  Петр (Пиголь), игумен. Исихастская школа преподобного Феодосия Тырновского. Доклад на богосл. конф. Болгария. Варна. Сент. 2010.

[5]  Святогорский Томос// Петр (Пиголь), игумен. Преподобный Григорий Синит и его духовные преемники. М., 1999. с. 188

[6]  Вачков И.В., Психология тренинговой работы: содержательные, организационные и методические аспекты ведения тренинговой группы, М., "Эксмо", 2007 г., с. 148-153.

[7]  Огурцов А.П. Постмодернистский образ человека и педагогика. «Человек» - 2001, № 3-4